Считается, что за все четыре года Первой Мировой войны от применения химического оружия пострадало около 1,3 миллионов человек. А роковой ночью со 2 на 3 декабря 1984 года в индийском городе Бхопал всего за час отравления получили свыше полумиллиона человек. Современная техногенная катастрофа оказалась страшнее войны. Поэтому не зря Бхопальскую катастрофу назвали Хиросимой химической промышленности.

Бхопальская катастрофа: коммерческая тайна ценой 20 000 жизней

Объект: химический завод Union Carbide India Limited, город Бхопал, Индия.

Химический завод специализировался на производстве инсектицида (средства для уничтожения насекомых-вредителей) Севин.

Дата: 3 декабря 1984 года, 00.30 местного времени.

Жертв: около 20 000 человек: 3787 смертей в день аварии, 8000 в течение двух недель и 8000 в последующие годы. Еще 558125 человек получили хронические заболевания, из них свыше 200 000 — дети.

Причины катастрофы

Причина катастрофы до сегодняшнего дня официально не установлена. Известно, что непосредственной причиной выброса газа в атмосферу стало попадание воды в емкость с метилизоцианатом (МИЦ) — одним из исходных компонентов производства Севина.

Как вода оказалась внутри танка — до сих пор неизвестно. На этот счет есть две версии. Первая гласит, что это была роковая случайность — вода в танк попала после промывки окружающей территории (которая была проведена накануне) из-за неисправных труб и клапанов. По другой версии, Бхопальская катастрофа — результат саботажа. Один из работников мог умышленно подключить к танку с МИЦ шланг с водой, что и привело к аварии. Как было на самом деле — уже не узнает никто.

Однако даже поверхностного знакомства с аварией в Бхопале достаточно, чтобы понять: истинная причина катастрофы типична и даже в чем-то банальна для крупного бизнеса — деньги.

Все началось с того, что руководство компании Union Carbide неверно оценило экономическую эффективность предприятия, чья продукция по разным причинам не пользовалась высоким спросом. Это заставило ввести режим жесткой экономии (несмотря на то, что применялся хоть и опасный, но самый дешевый метод производства Севина), в результате чего завод был оборудован далеко не самыми лучшими и надежными системами безопасности.

От экономии пострадала и злополучная емкость с МИЦ. Приборы, показывающие температуру, давление и другие характеристики внутри емкости, безбожно врали, вводя в заблуждение операторов. Но даже и с таким оборудованием катастрофы могло бы и не быть — емкость была оборудована трубой, сжигающей газ в случае его выхода. Но… дожигающая труба за несколько недель до катастрофы была разобрана, и, соответственно, этот барьер на пути газа в атмосферу в момент катастрофы попросту отсутствовал.

Другое эффективное средство защиты — скруббер, или нейтрализатор газа, был тоже разобран за три недели до аварии. Тем самым, танк с МИЦ, который должен быть окружен средствами безопасности и приборами контроля, стал простой бесконтрольной цистерной с опаснейшим химическим веществом.

Наконец, за безопасностью на химическом заводе просто-напросто некому было следить: инспектор по безопасности был уволен, а нового брать в штат никто не собирался. Поэтому никого не волновала ни сломанная дожигающая труба, ни врущие приборы контроля, ни устаревшие системы безопасности, ни то, что танк с МИЦ был, вопреки правилам, переполнен.

Владельцы Union Carbide хотели заработать больше денег, но просчитались. А в результате — тысячи жертв, многолетние страдания сотен тысяч людей, колоссальные экономические потери и звание Хиросимы химической промышленности.

Хроника событий

Катастрофа произошла в ночь со 2 на 3 декабря 1984 года. По неизвестной причине в танк Е610, содержащий 42 тонны МИЦ, попала почти тонна воды, в результате чего началась бурная химическая реакция. При реакции воды с МИЦ, особенно в присутствии соединений железа, образовавшихся из-за коррозии внутри бака, выделяется большое количество тепла — всего за несколько минут температура в баке поднялась до +200 градусов, а давление многократно превысило нормальное.

Первый скачок давления в танке с МИЦ и незначительная утечка химиката были замечены в 00 часов 15 минут, а уже через минуту давление выросло еще вдвое. В это время операторы услышали, как танк с МИЦ издает леденящий душу скрежет, а фундамент под емкостью трескается. Первое решение, которое пришло в голову людям — включить скруббер, но тут же выяснилось, что его просто нет. Тогда емкость с МИЦ стали поливать водой для охлаждения, но уже было слишком поздно, реакция в баке с каждой секундой только ускорялась.

В 00 часов 30 минут 3 декабря аварийный клапан, не выдержав давления, разорвался, и за 60 минут в атмосферу попало около 30 тонн опасного вещества. Газовое облако, стелившееся по земле (так как МИЦ несколько тяжелее воздуха), медленно поползло к расположенным на расстоянии 2 километров трущобам и железнодорожному вокзалу.

Была глубокая ночь, и люди мирно спали. Газ разбудил их тяжелым кашлем, резью в глазах, рвотой, удушьем… Концентрация ядовитого газа была настолько высокой, что многие люди погибли уже в первые же часы. Смерть была мучительной, она наступала от отека легких, острой сосудисто-сердечной недостаточности и удушья. И немало людей было просто растоптано теми, кто пытался бежать от смертоносного облака…

Никто не мог оказать помощь, потому что никто не понимал, что происходит. Врачи, оказавшиеся в месте катастрофы, не знали, от чего страдают люди, но руководство завода в первые часы отказывалось назвать состав вырвавшегося наружу газа. Почему? Причина очень простая — коммерческая тайна. Да-да, компания Union Carbide просто-напросто не хотела раскрывать тайну производственного процесса Севина!

Все закончилось довольно быстро — уже к утру от облака не осталось и следа. Зато начались массовые похороны и массовое бегство из пострадавшего района Бхопала. В следующие дни люди умирали тысячами, погибала и отравленная природа — с деревьев опадала листва, трава пожелтела, и повсюду встречались трупы животных.

Позднее выяснилось, что в облаке газа присутствовал не только МИЦ, но и ряд других опасных веществ, образовавшихся при взаимодействии МИЦ с воздухом, водой, почвой и т.д. В частности, точно установлено, что люди отравились фосгеном (один из первых образцов химического оружия, применявшегося в Первую мировую войну), синильная кислота, угарный и углекислый газы, хлороводород и другие опасные соединения. Также есть версия (все еще не доказанная), что в облаке было и значительное содержания цианида, который, как известно, даже в малых концентрациях приводит к мгновенной смерти.

Для тысяч людей Бхопальская катастрофа не закончилась и сейчас. На протяжении многих недель после утечки газа власти Индии пытались наладить более или менее нормальную медицинскую помощь получившим отравления людям, однако особого успеха это не имело — система здравоохранения просто не была готова к наплыву тысяч пострадавших! Низкая квалификация врачей, отсутствие больниц и адекватного лечения привело к тому, что сейчас, спустя почти три десятилетия, очень многие люди все еще страдают от хронических заболеваний, полученных в результате отравления.

Последствия

О масштабах катастрофы говорит хотя бы тот факт, что она признана крупнейшей по числу жертв техногенной аварией за всю историю.

Действительно, даже самые оптимистичные оценки не очень-то оптимистичны: в первые часы после выброса метилизоцианата погибло 3787 человек, еще около 8000 человек умело в течение двух недель после катастрофы, и свыше 8000 человек — в последующие годы. Кроме того, по данным на 2006 год, официально зарегистрировано 558125 случаев различных хронических заболеваний, полученных вследствие отравления МИЦ.

Другие последствия Бхопальской катастрофы — чисто экономические. Так, уже в 1987 году компания Union Carbide выплатила пострадавшим свыше 470 миллионов долларов только для того, чтобы они не подавали в суд. А много позже — в 2004 году — из-за мистификации арт-группы The Yes Men (которая объявила о ликвидации корпорации и перечислении всех средств пострадавшим в Бхопале) компания потеряла более 2 миллиардов долларов, так как биржи восприняли шутку за чистую монету, и акции компании резко упали в цене.

Понес ли кто-нибудь наказание за катастрофу? С одной стороны — да, наказание было. Совсем недавно, в 2010 году, по два года тюремного заключения получили семь бывших топ-менеджеров индийского отделения Union Carbide. Кроме того, каждый из них выплатил штраф в размере 2100 долларов. Но с другой стороны — это чисто формальное наказание, которое вряд ли станет уроком для нынешних руководителей компаний, не особо заботящихся о безопасности своих производств.

Сейчас

Некоторое время после катастрофы завод продолжал работу, в результате которой были израсходованы основные запасы МИЦ, фосгена и других опасных соединений. В 1986 году завод был закрыт, а основная часть его оборудования распродана. Но закрытие предприятие означало не ликвидацию, а только лишь превращение в свалку опасных химических отходов, которая стала настоящим бедствием для Бхопала.

Известно, что сейчас на территории бывшего завода находится свыше 400 тонн опасных химикатов, которые постепенно просачиваются в землю, нанося непоправимый вред окружающей среде, делая воду непригодной для питья, и вызывая множество заболеваний у местного населения. С начала 1990-х по поводу этой свалки ведутся ожесточенные споры, а в 2012 году, наконец, было принято решение утилизировать эти отходы и провести экологическую реабилитацию местности. Однако пока никаких серьезных шагов к этому сделано не было.

You must be logged in to leave a reply.